Содержание в условиях изоляции, в том виде, в каком оно существует сегодня, расшатывает нервную систему осужденного столь эффективно, что после 2-3 лет отсидки привести ее в норму, практически, не представляется возможным. Обилие сдерживающих факторов, как со стороны администрации, так и со стороны контингента, заставляют прятать эмоции, подавлять импульсивные реакции, могущие представлять опасность для субъекта, но они не исчезают и не заменяются на полярные, они аккумулируются видоизменяясь, становятся более животными, инстинктивными, истончается духовное начало, и вот, это накопление негативной составляющей ждет своего часа, хребет верблюда ждет своей последней соломинки.

Этой соломинкой может быть, что угодно: слово соседа, письмо жены, действия работника администрации исправительного учреждения. И тогда слетают все внутренние запреты, реакция носит взрывной энтропический характер, приводя к, мягко говоря, печальным последствиям. Причем скученность осужденных, отсутствие жизненного пространства и уединенности оказывает резонирующее воздействие, усиливая и без того обостренную реакцию индивида, а уж если причина актуальна и злободневна, то она находит моментальный отклик у окружающих. Именно так возникают беспорядки. Это не что иное, как спонтанная реакция массы на срыв индивидуума. Поэтому, думается, сама система исправления неверна, негативные эмоции не должны загоняться в подсознание, подавляться, необходимо их замещение. Природа не терпит пустоты, и это знают все, но методы и средства до сих пор остаются прежними. Даже в дрессуре животных чередуют кнут и пряник. Причем, это, в самом деле пряник, а не отсутствие кнута.      

Само содержание в условиях изоляции искажает пропорциональность морально-нравственных норм. Минимальный сдвиг в негатив или позитив вызывает экстремум эмоций. К примеру: в бане есть горячая воды и мало народа – весь день праздник! Не нашел марку на конверт – хоть вены вскрывай. О каком исправлении может идти речь в месте, где истончаются эмоциональные барьеры, и психика постоянно находится в режиме стресса. Человек склонный к истерии, находясь в местах лишения свободы, не способен адекватно реагировать на внешние раздражители, не в состоянии контролировать свои поступки и, следовательно, не может отвечать за их последствия. Он становится недееспособен. И на этом эмоциональном фоне применяемые к нему «средства исправления» (водворение в штрафной изолятор, применение спецсредств и т.д.), в соответствии со ст.9 УИК РФ, выглядят, по меньшей мере, странно.          

То, что происходит с психикой осужденных в местах лишения свободы, никак не способствует ее укреплению и, следовательно, глупо рассчитывать на их исправление до тех пор, пока российские колонии очень похожи на концлагеря, выйти из которых, сохранив позитивное эмоциональное восприятие мира, практически невозможно.

(0 голосов)
0 5 0